КНИГИ БУДУТ ЖИТЬ!

КНИГИ БУДУТ ЖИТЬ!

Главный редактор и Генеральный директор Издательского дома 

«PrePress International» Андрей Панкратов: «Надо возродить проект «Это - Сочи!»

 

- …Когда-то еще в 90-х только что созданный мною Редакционно-издательский центр «Комсомольской правды» начинал свою работу с большого проекта – вместе с сочинским представительством газеты и администрацией города-курорта мы выпустили два номера необычного каталога-журнала «Это –Сочи!». Удобная и самая полная база данных по всем санаториям, пансионатам, домам отдыха и гостиницам, «сочные» рассказы о достопримечательностях, классные иллюстрации, карты, масса познавательной информации и пр. Читатели оценили. С тех пор курорт неузнаваемо изменился, прошла классная зимняя Олимпиада. Так и хочется возобновить уникальное издание – на другом уже уровне, разумеется…

- В чем же дело?

- Ждем заказчика! А если серьезно – просто изменились приоритеты. Сейчас в рамках издательского дома «ПриПресс Интернэшнл» мне интереснее заниматься книгами. Но не простыми…

- Однако, Андрей Борисович, это же рискованно - не секрет, что книг в стране, да и во всем мире выпускается всё меньше…

Тиражи падают, это факт. За последние десять лет книжная продукция России сократилась почти в два раза. У нас теперь печатается в год меньше пятисот миллионов экземпляров. При этом более печальны другие цифры: свыше половины всех тиражей –уже менее 500 экземпляров! А на душу населения теперь приходится только три книжки или брошюры (десять лет назад их было шесть). Причем, в разы упали тиражи даже матёрых бестселлеров…

Про мир – немного сложнее. У них падение рынка началось давно, поскольку цифровизация накрыла раньше. Но теперь есть и отрадные новости – по некоторым сегментам, скажем, немецкое книгоиздание начинает отыгрывать потери… Пока чуть-чуть.

- То есть старая-добрая бумага все-таки умирает? Возникла и  наступает новая реальность – электронные книги…

- Мы столкнулись с этим позже, чем в Европе, Юго-Восточной Азии и США. Но тенденция примерно похожа. Читатели, особенно молодые, все больше предпочитают компьютер, планшет или телефон. Я лично не вижу в этом ничего страшного. Сам я – давний и преданный фанат всяческих девайсов  – с удовольствием пользуюсь этим форматом. У меня в «Букмейте» (электронной библиотеке) сейчас, например, более 3500 книг… Зто удобно – путешествовать с таким «чемоданом» ведь невозможно, а в мобильном приложении легко увеличивать шрифт, выделять и копировать цитаты, делиться ссылками, пересылать аннотации, создавать тематические полки и пр. Уважая авторские права, естественно, плачу за подписку или скачивание – хотя, увы, многие молодые соотечественники предпочитают «бесплатный сыр». И находят его на бескрайних просторах Интернета.

- Так значит именно Всемирная сеть губит традиционное книгоиздание?

- Всё не так просто. Начать с того, что за последние десять лет более чем вдвое сократилось количество книжных магазинов – умерли целые книготорговые сети - «Буква», «Топ-книга», «Букбери», «Московский дом книги»… Резко уменьшилось число издательств – а из зарегистрированных действует едва ли шестая часть, около тысячи.

Но и это бы полбеды. Сама книга как товар, как предмет вожделения, перестала интересовать массового, широкого читателя. Причин много – глобальный экономический кризис во всем мире, всесторонняя «визуализация» жизни (видео наступает по всем фронтам), изменение стандартов образования (с моей точки зрения, их падение), появление социальных сетей и так далее. Конечно и то, что Google с 2004 года начала оцифровку пяти крупнейших библиотек мира - создание электронного всемирного хранилища текстов.

Но главное все-таки  - это изменение читательских предпочтений, за которыми вовремя не смогли уследить издатели…

- Что имеется ввиду?

- Начну издалека. В 1499 году великий венецианец Альд Мануций издал, как считается, самую красивую книгу всех времен и народов. «Гипнэротомахия Полифила» ( «гипнэротомахия» – это «любовное борение во сне» ) была, похоже, первым романом, да еще неизвестного ( нового! ) автора,и написана на неком воображаемом языке. Уже интригует! Но главное - как она выглядела?! Изысканный фолиант в формате инфолио с великолепными гравюрами, идеально визуализирующими содержание. Сам издатель предпослал в виде письма читателям первую эпистолу – краткий вводный текст. Через три года Мануций напечатал Софокла в формате pаrva forma – «малая форма», открыв эру карманных изданий. Вот так еще пять веков назад возник дизайн – и стали важны верстка, шрифт, фоны, графика, клапан книги, появилась реклама… И именноАльд впервые представил издание книги в категории ФОРМЫ. То есть она не менее, а, в некоторых случаях, даже более, важна, чем текст внутри. С тех пор стараниями великих издательств двадцатого века – InselMercure de FranceGallimard, пришло понимание, что выпуск книг- это искусство…

Вот почему, например, не падает, а даже растет рынок детских книг? Потому что ребенок ФИЗИЧЕСКИ ощущает чтение. Через много лет мы вспоминаем иллюстрации, переплет, запах любимой книжки… Даже место, где её прочли. А современная детская литература еще с такими наворотами – говорящая, поющая, с разными сюрпризами, отличными новыми материалами и супербумагой. Издатели вовремя угадали, что нужно маленькому книгочею или его родителям.

- Законный тогда вопрос – кого следует считать хорошим издателем?

- Ответ, как ни странно, прост: хорошее издательство – это которое выпускает хорошие книги. И это не имеет никакого отношения к коммерции. Скажу больше – еще ни одного настоящего издателя это занятие не обогатило. А вот примеров, когда бизнесмены, увлекшись издательством, спускали целые состояния – пруд пруди! Причем, с какого-то времени сами коммерсанты стали стесняться, что выпускают пластиковые пакеты или продают компьютеры или минералку, а вот если их издателями нарекут – совсем другое дело. Престиж еще один признак «штучности» и избранности.

А критерий качества один: кажется, это был девиз очень известного в прошлом издательства  – «Книги Diogenes не такие скучные». Просто тебе не должно быть стыдно за книжку, которую выпускаешь в свет… А читатель не захотел бы ее сразу забросить подальше или передарить.

- Это, похоже, кредо вашего издательского дома?

- Именно. «ПриПресс Интернэшнл» на рынке уже более двадцати лет.Многие кампании столько не живут. Начинали с «высокого глянца», были, можно сказать, первопроходцами допечатной подготовки практически большинства основных брендов модных журналов, выводимых с конца прошлого века на российский рынок. Уникальный опыт работы с цветом и главное –  умение точно воспроизвести его на печати – помогает нам делать порой уникальные книги.

 Скажем, мы выпустили за последние годы большие художественные альбомы самых знаковых современных живописцев – народных художников Сергея Присекина ( к сожалению, уже нет с нами Сергея Николаевича ), Дмитрия Белюкина, Василия Нестеренко. И каждый том непохож на другой.

Фолиант Белюкина – большого формата, под 900 страниц, почти шесть килограммов с подарочной коробкой, редкая итальянская кожа на обложке, авторские форзацы, «пухлая» бумага блока, специальная стохастическая печать и т.д. – делался почти восемь лет. И не потому что были какие-то технические сложности – слава богу, сегодня огромный выбор материалов и технологий. Долго мучались, например, с придуманной Татьяной Конде уникальной монограммой на обложке. По мысли дизайнера книги, она должна «подниматься» почти на миллиметр с вплетенным серебряным тиснением… Эта монограмма представлялась как бы изысканной «замочной скважиной», ключом, открывающим чудесный, загадочный дом с такими разными картинами художника.Уломали печатников – они вместе с нами долго экспериментировали со специальным штампом для обложки. Ну, и сами репродукции… По 10-15 цветопроб на одну! «Ручная» проработка каждой детали – света, тени, фона… Увеличенные фрагменты. Месяцы - пока автор примет полосу и скажет удовлетворенно: «Это даже лучше, чем у меня…»

А вот для серии – эпопеи-жизнеописания Великой Княгини Елизаветы Федоровны – потребовались совсем другие навыки. Каждый том состоит из сотен исторических фотографий и редких репродукций. Сохранились они плохо, поэтому дизайнерам ИД пришлось буквально по крупицам собирать каждую иллюстрацию. Особенно трудно было с цветными изображениями – ведь оригинала никто не видел. Пришлось выискивать по архивам описание зданий, храмов старой Москвы, искать более поздние аналоги, сводить все это к визуальному компромиссу.

Или выпускали редчайший альбом «Русские иконы в собрании М. де Буара ( Елизаветина )»- еще при жизни знаменитого коллекционера. Ценные произведения древнерусского искусства ( начиная с ХII века ) мы сканировали в невыносимых условиях – привезти в офис такие шедевры было невозможно. Неудобное помещение, плохое освещение и все прочее. Но нашли выход – создали специальный редакционный совет из известных искусствоведов: им показывали сведенную цветопробу репродукции и пока большинство специалистов не одобряло цвет, общее соответствие оригиналу, гнали варианты. Так родилась еще одна неповторимая книга.

- Андрей Борисович, вы, получается, работаете по индивидуальным заказам?

- У нас есть свой «портфель» проектов. Но заказчик – это всегда святое. Парадокс нынешнего издательского мира – каждый может стать «издателем». Сегодня легко заказать, просто «придумать»себе настоящую, бумажную книжку.

Вот сейчас  пытаемся довести до ума совсем необычный проект – рукописную книгу очень большого формата с вписанной туда отдельно графикой, с обложкой из грубого холста, вышитой вручную. Это потребует поэкземплярно-штучного исполнения. Но наша задача не только выполнить заказ «за любые деньги», а придумать как сделать его экономнее, оптимальнее – без потери качества и замысла. В этом и заключается настоящее мастерство издателя.

Кстати, еще один парадокс последнего времени – это возникновение целой индустрии самиздата. Этот рынок растет как на дрожжах. За последние пять лет - в пять раз! Новоиспеченные прозаики и поэты не успокаиваются.Возникло и совсем новое альтернативное производственное направление -  печать книг «по требованию». От одного экземпляра.

Но чаще всего пока такие проекты шаблонны, ограничены недостаткаминовой цифровой полиграфии, делаются под копирку… Нет хорошего редактора, дизайнера, корректора – это тоже добавляет кустарщины. Опять же хромает художественный вкус – дело, как известно,тонкое. И, как показывает практика, вкус - сын опыта и интуиции.Редкость, значит.

А наш Издательский Дом грезит созданием всамделишной книги. Причем, зачастую с самого начала – с синопсиса, творческого замысла. С чернильницы.

- Как это случилось с классной и совсем свежей книгой твоего издательства  - «Сила в правде! «Комсомольской». Собственные корреспонденты любимой газеты – о профессии, о времени и о себе»?

- Точно. Мы же оба «собкорили» в «Комсомолке». Долго бродила идея как-то обнародовать многочисленные собкоровские байки. Но это получился бы такой междусобойный, «районный» формат. Мы предложили сделать другую, серьезную книгу.

Это не сборник, не учебник и не ностальгия- фирменный рассказ о нашем ремесле, которое иные – прежде всего мэтры «Комсомольской правды» – поднимали до нечто большего, чем журналистика. Кстати, все споры по этому поводу красноречиво выигрывают рекордные цифры тиража «Комсомолки» 80-90-х годов.

Чтобы не быть голословными теоретиками, собрали под одной обложкой газетные публикации в чистом виде – искореженные цензурой, отредактированные. Но все равно – и тогда, и сейчас – лучшие материалы отечественной печати. А тридцать уникальных эссе вдобавок составили убойнуюматрицу журналистской профессии и яркий слепок той беспокойной, но интересной эпохи. Без назиданий и пафоса, с юмором и иронией. С правдой, в которой сила. И – наоборот.В эру информационных и фейковых войн тот опыт особенно актуален –  читатель вот-вот разучится отличать черное от белого.

Но книжка, даже с такими текстами, здорово проиграла бы, если бы мы не нашпиговали ее краткими монологами, нашими знаменитыми заголовками, выносками, цитатами. И просто исключительными по выразительности снимками – каждый не просто репортажный шедевр, а квинтэссенция того авантажного времени… Вышел стереоэффект:  книгу можно и читать, и рассматривать. По-моему, в интернет-магазине «КП» она еще есть, но расходится быстро.

Другой наш «конек» – фотоальбомы. Сейчас осталось очень мало репрокоманд, которые действительно могли бы гарантировать в итоге хорошее качество фотографий ( особенно, черно-белых ). Не буду раскрывать почему – там куча нюансов, неинтересных читателям. Мы же не просто готовим издание к печати по нашему ноу-хау – по желанию заказчика контролируем типографов.

Не так давно выпустили, например, шикарный фотоальбом известного московского фотохудожника Андрея Бронникова и автора мировой археологической сенсации – раскопок скифского золота в Аржан-2 – Константина Чугунова“Сокровища Долины царей Тувы”. Эти удивительные по красоте произведения древних ювелиров можно увидеть только в специальном зале Национального музея Тувы. Но теперь счастливые обладатели альбома могут до бесконечности любоваться тончайшей работы рукоятками мечей, изящными пекторалями, гривнами, сережками, пряжками, сосудами и пр. И все это – в специальной макросъемке! Уникальный формат книги ( почти метровые развороты! ), дерзкий дизайн ( черные фоны для золотых украшений, укрупненная визуализация фрагментов), практически “ручная” допечатная подготовка позволяет представить коллекцию бесценных артефактов в совершенно ином свете.

… Я могу рассказывать долго – для меня каждый такой проект “живой”, частичка жизни. Собственно, как и сама КНИГА. Но только настоящая.

- Стало быть, еще поборемся с электронным чтивом?

- Электронная книга никогда не заменит бумажную. Во-первых, оцифровка замахнулась на самое святое – сам способ постижения мира через книгу. Во-вторых, у электронного издания  исчезла обложка – а это “кожа” всех неслучайно переплетенных листочков внутри, ее, как говорят издатели, аналогема. ( Как ты выбираешь в магазине книгу, если автор неизвестен?По  рекламному клапану, введению, выходным данным, но прежде всего – по обложке!).В-третьих, пропадает тактильно-физический контакт. Человек ведь не животное, жадно глотающее “духовную пищу”.В бумажной книге есть душа…

Кстати, писатель-провокатор Генри Миллер замечательно заметил – нужно читать не больше, а меньше. Дело не в количестве потребленного, а в том удовольствии и наслаждении, которые вы испытаете от чтения. Дело – в изначальном выборе. В оценке и анализе прочитанного и увиденного. Честное слово, порой жалею о времени, потраченном на сотню-другую текстов под зазывными обложками.

Кстати, мы намеренно ориентируемся на «книжки с картинками» - сегодня визуальный ряд, цвет, оформление становятся смысловыми элементами, остовом хорошего издания. Ну, а дальше – колдовство над тем, как найти для каждого свою, уникальную ФОРМУ. Вот мы опять вернулись к Мануцию!

- Но заказчик, как правило, даже не знает, что хочет получить в финале. Как принято говорить – «просто сделайте мне красиво»?

- Это правда. Приходится убеждать, спорить. Иногда отказываться от проекта. Издатель должен точно понимать – его главную функцию оценщика и первого ценителя будущегопроизведения никто не отменял. В любом случае – для нас важен уровень, планка,увлекательная идея, а не что-нибудь напечатать…

При этом порой исполняем полный цикл – от написания текстов, съемок, дизайна, цветоделения, допечатной подготовки до литредактирования, корректуры, авторского надзора, печати, доставки и продвижения…

- И продаж?

- Вот это нет. Мы уже говорили о развале дистрибуции. Но дело даже не в этом. Все наши проекты начинаются с подробного разговора с автором, заказчиком об аудитории – на кого рассчитано издание. Тиражи, повторюсь, сейчас небольшие – и большая их часть расписана поэкземплярно еще до появления на свет. Мы, конечно, иногда специально придумываем индивидуальные каналы, способы распространения, но очень редко.

Например, издания к датам, по памятным поводам. Недавно выпустили такое к 100-летию известного вуза. Там все экземпляры – подарочные, только немного – в библиотеку и архив.

- А вот если не крутая кампания, не знаменитый юбиляр, а просто обычный человек захочет выпустить книжку…

- Да ради Бога… Только критерий все тот же – если это подходит нам и мы сможемсовместными усилиями с клиентом превратить проект в достойный полиграфический продукт.

В книгу, которую захотелось бы не зацементировать в шкаф, а хотя бы иногда снимать с полки и листать:пересматривать, перечитывать. Гордиться ей. У «живой» книги – долгая жизнь. 


Беседу вел
Гайнан БОЧКАРЕВ


Издание книг, полиграфия высочайшего качества: www.ppi.ru
рейтинг новости: 
КОММЕНТИРОВАТЬ
Популярный ролик
Что почитать