! Сегодня  

Уголок сочинского БАЙКИра

Уголок сочинского БАЙКИра


В городе-курорте бродит много легендарных историй о высокопоставленном отдыхе


Когда у берегов Сочи бросает якорь военный корабль, это народная примета: на отдых приехал кто-то особо охраняемый. В Сочи бывал Сталин есть дача Сталина, на Курорте отдыхали Орджоникидзе и Ворошилов, о чем свидетельствуют два «именных» санатория. Сочи любили Брежнев, Суслов, Косыгин и другие официальные лица советских времен. Естественно, присутствие в городе такого количества высокопоставленных особ не могло не породить в народе немало историй. То ли правдивых, то ли легендарных…

 

О том, как Сталин повышал в звании

Как-то в Сочи ждали в отпуск самого товарища Сталина. Местная милиция отобрала самых бравых сержантов, чтобы поставить вдоль дороги, по которой от вокзала до места отдыха предполагалось везти вождя всех нароов. У сержантов посмотрели послужные списки, приняли экзамены по партийно-политической подготовке, проверили моральный климат в семье…

И вот Сталин приехал. Едет на дачу, а вдоль дороги стоят сержанты.

- Хорошо служат, - сказал Иосиф Виссарионович.

-Так точно, хорошо.

Едут дальше.

- Нет, очень хорошо служат, - уточнил Иосиф Виссарионович.

- Так точно. Очень хорошо.

Сталин закурил трубку и посмотрел на свое окружение.

- Тогда почему такие хорошие милиционеры до сих пор сержанты? Я вас спрашиваю?!

Говорят, сопровождающих лиц прошиб холодный пот.

И пока товарищ Сталин ехал к своей даче, срочно был издан приказ по сочинской милиции о досрочном присвоении всем «дорожным» сержантам звания лейтенанта. Так что по пути следования вождя уже стояли лейтенанты, правда, еще в сержантской форме. Наверное, в тот день по количеству офицеров местные органы внутренних дел вышли первое место в мире.

Кстати, последний «сталинский лейтенант» ушел на пенсию где-то в середине 70-х годов прошлого века в звании лейтенанта милиции. Сталин-то больше не приезжал…


О том, как в звании повышал Чурбанов 

Еще одну головокружительную карьеру в милиции сделал один сочинский подполковник. Как-то он встречал первого заместителя министра внутренних дел Чурбанова, который по основной своей специальности был зятем Леонида Ильича Брежнева. Стол, говорят, накрыл шикарный. Сидят . Пьют. Закусывают.

Чурбанов в упор смотрит на погоны подполковника:

-Ты у нас кто по званию?

- Как кто: подполковник товарищ министр.

Чурбанов как будто разозлился:

- Нет! Ты полковник, понял?

Министр ткнул пальцем в погоны подчиненному, и растроганный подполковник превратился в полковника.


Однажды на пляже

Дело было в курортный сезон-63. Только что в стране резко изменилась власть. Вместо «дорогого Никиты Сергеевича Хрущева» генеральным секретарем ЦК КПСС стал Леонид Ильич Брежнев, при обращении к которому перед ФИО, стало практически обязательным правилом произносить «Дорогой и горячо любимый»… Но в теплое время 1963 года некоторые, не осознавшие всей благостности перемен, отдыхающие перестраивали свое общественное сознание с трудом. Первой ласточкой кардинальных изменений жизни страны к лучшему стало нововведение на сочинских берегах: впервые на пляжах заработали радиорубки. Из динамиков звучала музыка, что придавало гражданам дополнительной бодрости, а морю вид массовых соревнований по синхронному плаванию. Кроме того, именно на сочинских пляжах родилось изобретение, к сожалению тогда не запатентованное, и ныне в наглую, без ссылок на авторство, используемое передачами типа «Поле чудес»: обратившись к радиорубщику, можно было передать привет родным и близким. Как тем, кто имел стаж близости измеряемый годами, так и тем, у кого он измерялся минутами. И вот однажды на пляже «Ривьера» прозвучало тревожное объявление. Голос в пляжном динамике возвестил: «А теперь передаем привет и самые лучшие пожелания дорогому Никите Сергеевичу Хрущеву из Москвы… В честь него звучит эта песня».

Уже через несколько секунд в радиорубке оказалась отдыхающий, судя по плавкам, майор. Сотрудник микрофона был информирован о том, что его объявление подойдет под несколько статей уголовного кодекса, в которой сроки пребывания на непляжных территориях страны начинаются лет с 10. Бледный труженик пляжа, пояснил, что объявление заказала «вон та тетка». Тетка во время краткого пляжного ареста пояснила (это когда подследственный еще в купальнике), что она «просто соскучилась по объявлениям по радио касающихся «дорогого Никиты Сергеевича», вот решила, исходя исключительно из чувства политической ностальгии, услышать еще хоть разок данное словосочетание.

Тетку надо сказать отпустили, и даже не сообщили на работу о вопиющем случае пляжной политической близорукости. В случае с сотрудником пляжа дело могло закончиться печальнее. Был суд. Не сел парень исключительно из-за грамотно проведенной адвокатом защиты. Однако он был уволен. Что в общем-то было не так страшно, учитывая, что сезон к тому времени был завершен. После этого случая чтецы в пляжных радиоузлах стали работниками идеологического фронта и номенклатурой горкома партии. Тексты объявлений оттачивались и подлежали утверждению на бюро. горкома.


О том, как Косыгин покупал «Докторскую» колбасу

В универсальном магазине №12 города-курорта Сочи как-то давным-давно произошло чрезвычайное происшествие – там купили колбасу «Докторская» по тогдашним 2 рубля 10 копеек за 1 кг. Сенсационную покупку сделал сам Алексей Николаевич Косыгин, Председатель Совета Министров СССР. После получения тревожной информации на местном мясокомбинате прошло срочное оперативное совещание, на котором обсуждался один вопрос: «Зачем товарищ Косыгин купил нашу колбасу «Докторская»? Директор мясокомбината лично проверял всю цепочку приготовления «Докторской», глотал валидол и готовился к самому худшему. Но репрессий не последовало. И вопрос, зачем Косыгину понадобилась сочинская вареная колбаса, остался до сих пор открытым. Правда, поговаривали, что Алексей Николаевич просто позволял себе иногда закусывать хорошую водочку любимой докторской колбасой из обыкновенного магазина.

 

О том, как Леонид Ильич боролся за чистоту

Впрочем, даже сам Леонид Ильич Брежнев во время своих последних приездов в Сочи побаловал вниманием работников местной торговли. Причем, заранее сказать, кого «дорогой и глубокоуважаемый» сегодня побалует, не мог даже начальник личной охраны Ильича.

А как-то Леонид Ильич заехал в универсам на Светлане (ныне «Паттерсон») А там бабушка-уборщица в черном халате.

- По ком у вас тут траур? – спросил Леонид Ильич.

- Да не траур. Работаем.

- Работать надо в белом халате и в белых перчатках…

На бюро горкома партии срочно были изысканы белые перчатки и розданы сочинским продавцам, грузчикам и уборщицам. При появлении Леонида Ильича они по команде одевали все белое и торжественно улыбались.

Внезапная проверка кустов

Клемент Ефремович Ворошилов, на отдыхе любил в одиночестве побродить по улицам любимого курорта. Ну, как в одиночестве… Это он думал, что в одиночестве… А так то, понятно, что в сопровождении хоть и немалой, но неброской охраны. И вот как-то после прогулки, он вызвал к себе на серьезный разговор руководство горкома партии и заметил: «Хороший город, вот только заметил один не красящий его недостаток, накладывающий пятно на светлый облик главного курорта страны. Гуляя, я обратил внимание на засохшую ветку».

Где было замечено позорное пятно на в целом светлом облике маршал не сообщил.

Координаты стратегического сучка попытались выяснить, опросив неброский взвод сопровождения. Но бойцы тоже ничего пояснить не смогли. Но они нарисовали маршрут в целом. По местам прогулки Ворошилова были высланы бригады с пилами и секаторами, которые вырезали все сухие ветки, которых набралось немало. В результате спила сотен сучков курорт засиял во всем своем великолепии. Более замечаний от легендарного командарма не поступало.


О пещере и партийной карьере

 В Сочи частенько отдыхали и рядовые члены ЦК. А поэтому в местном горкоме КПСС была одна секретная должность, которую товарищи по партии между собой называли «пещерной». В обязанности «пещерного человека» входило сопровождение членов ЦК на экскурсию в Ново-Афонские пещеры, чтобы в итоге гость, не дай бог, не заблудился и не поскользнулся. Говорят, «пещерный человек» знал Ново-Афонские пещеры лучше спортсменов-спелеологов и мог на память нарисовать карту подземных залов с точным указанием глубин и температуры воздуха.

И вот как-то доверили «пещерному» коммунисту сопровождать в пещеру очередного члена ЦК. Доехали. Члену ЦК «дыра» не понравилась, и он решил: «Лучше выпьем». Выпили. Поехали обратно. По рации передали всем постам: готовьте-де рестораны по маршруту.

В общем, был «пещерный человек» с течением времени назначен секретарем одного из сочинских райкомов КПСС.


Два мира – два кефира

Не все чистые «партийцы» безбожно пили. Например, товарищ Суслов Михаил Андреевич употреблял в Сочи исключительно кефир. И так как главный идеолог отдыхал в Сочи регулярно, изготовление этого напитка считали на молзаводе задачей номер один. Наверное, все производственные планерки там начинались со сводки о кефире.

Этот партийный напиток в Сочи готовила очень опытная сотрудница тетя Маша. Суслов знал о тете Маше, ценил ее и хвалил.

И вот тетя Маша ушла на пенсию. На молзаводе подготовили достойную смену. Казалось, тетя Маша передала все секреты кефира товарища Суслова.

Приехал Михаил Андреевич. Подполковник-экспедитор доставил драгоценный продукт на дачу. Товарищ Суслов попробовал:

- Что-то не очень. Разучилась готовить тетя Маша.

На молзаводе началась тихая паника. Тетю Машу срочно отозвали с пенсии на черной «Волге». Честь партийного кефира была восстановлена! Говорят, после выполнения этого важнейшего поручения тете Маше дали квартиру, орден, почетную грамоту «Ударник коммунистического труда» и разрешили уйти на пенсию только вместе с Михаилом Андреевичем.


 О том, как ходоки плыли к Генсеку

Чисто сочинским методом засыла жалоб в Москву всегда считалось плавание. Пловец-жалобщик заходил в море с письмом в плавках и ждал, пока какой-нибудь ответственный товарищ пойдет принимать морские ванны. Далее клиент подныривал как можно ближе и пытался всучить бумагу. Везло немногим. Как правило, пловцов перехватывала, хорошо плавающая охрана.

Но один безвестный ныне сочинец доплыл-таки до Брежнева. И даже смог вручить листки жалобы, обернутые целлофаном. К сожалению, данный эпизод не нашел своего отражения в творчестве художников- мастеров соцреализма. А ведь как было бы трогательно, если бы рядом с картиной «Ходоки у Ленина», висело бы монументальное полотно «Пловцы у Брежнева».


***
Понятно, что эти любопытные истории не претендуют на сущую или тем паче историческую правду.

Было, не было - это даже не вопрос... 

Однако, любовь к Сочи замечательных людей заставляет горожан быть всегда добрыми и гостеприимными. Дружелюбными и не ругаться в общественных местах. У всех наших достопримечательных гостей о сочинцах должно быть самое хорошее впечатление. Как и положено жителям курортного города, столицы XXII Олимпийских зимних игр и зоны гостеприимства, свободной от курения.


Гайнан БОЧКАРЕВ
Анатолий МЕЛЬНИКОВ


рейтинг новости: 
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
КОММЕНТИРОВАТЬ
Популярный ролик
Что почитать