! Сегодня
 

БОЕВОЕ НАСЛЕДСТВО: история рода казака Максима Коновалова

БОЕВОЕ НАСЛЕДСТВО: история рода казака Максима Коновалова

  

Игорь СИЗОВ,

заслуженный журналист Кубани,
шеф-редактор "Сочи-новости"


Участник специальной военной операции на Донбассе Максим Коновалов с позывным «Метис» достал пакет старых фотографий и бережно разложил по столу. Со снимков разных лет на меня смотрели молодые мужчины в черкесках и папахах, в гимнастерках с кубарями и погонами, в полевых куртках-афганках и современных камуфляжных комбинезонах...

   - Мое казачье фамильное наследство. Смотрите! Самая ценная вещь в доме.  Когда я за ленточкой был, эти люди меня и хранили, веру укрепляли, смелости придавали. Жаль, бабушка уже ушла от нас, когда я мальчишкой был, она мне о казачьих корнях рассказывала. Жалею сейчас, что не записывал ее рассказов, многое забылось, - сказал Максим Коновалов. 

   О том, что во всех казачьих семьях всегда бережно сохраняют память о предках, мне было известно давно. Но вот о том, как эта память помогает сражаться в современных условиях, преодолевать страх, под градом пуль и осколков подниматься в атаку, выручать раненых товарищей, подумал только сейчас, слушая этот рассказ. Тем временем Максим продолжал:

   - Про давние времена много чего рассказать не смогу, до изучения этого дела руки пока не дошли. Знаю, что много лет тому назад мои предки из Запорожской Сечи перебрались на Кубань. Вначале жили в станице Зеленчукской, затем в Баталпашинской. Женились мужчины исключительно на казачках, потому в роду Коноваловых смешались донские, кубанские и терские казачьи традиции. Все оставались верными России и православной вере в любые времена. Только оружие меняли с годами, вместо шашек и кинжалов в руках появлялись винтовки да автоматы…

   - Понятно! С каких времен тогда начнем?

   - Давайте начнем с Великой Отечественной войны. Вот прадед мой с маминой стороны Матвей Сало. Снимок начала 40-х годов ХХ века. Погон тогда в армии не было, все только петлицы носили. Когда фашисты напали, пошел на фронт добровольцем. В декабре 1941 года пал смертью храбрых под Москвой. А это прадед по отцовой линии - Александр Коновалов. Всю войну прошел, ранен был много раз, но живым вернулся. На железной дороге работал, но недолго, умер от ранений. Третий прадед Василий Пожидаев. Уже под погонами ходил, их в 1943 году нашей армии вернули. Служил в разведке, в письмах отшучивался, дескать, рассказать ничего не могу, как вернусь, обо всем сразу наговоримся. Но не вернулся, погиб под Берлином. Вместе с похоронкой прислали горсть орденов, хорошо, видать, сражался прадед. А это его сын, Василий Пожидаев-младший. Форма необычная для Советской армии, так называемый тропический вариант. Работал инженером-строителем, когда призвали на службу, отправили в Йемен.

   - Куда?

   - В Йемен! Там после народной революции образовалось два государства, одному из них Советский Союз братскую помощь оказывал. Забытая война 70-х годов ХХ века. Родина приказала ехать к берегам Красного моря, вот и поехал туда казак с берегов реки Кубани. А это уже мой отец Тимур Коновалов. Выполнял интернациональный долг в Афганистане, затем всем подразделением их перевели на ликвидацию аварии в Чернобыле. Там атомный реактор взорвался, над ним бетонный саркофаг солдаты возводили…

    - Богатое какое у вас казачье наследство. Правда, помогало сражаться в Донбассе?

   - Еще как помогало! Вот сейчас смотрю передачи по телевизору, все спорят, почему молодежь такая слабая духом пошла? Кто говорит, что школа виновата, кто считает, что улица испортила. Меня же не школа, не улица, а родной отец воспитал. Долгих нотаций не читал, но три казачьих правила заставил запомнить навсегда. Первое - своих не бросать! Второе - никогда не трусить, до конца идти! И третье - всей жизнью защищать свою семью и свою Родину! Вот вам и все традиции семьи Коноваловых.

   Когда на Донбассе началась специальная военная операция, Максим Коновалов служил в казачьей дружине Сочинского пограничного отряда. Вечером того же дня поговорили с отцом о сложившейся ситуации.

   - Отец, я с казаками поеду в Донецк. Ты же сам говорил, что своих бросать нельзя. И трусить не надо! Там людей убивают только за то, что они на русском языке говорят…

   - Езжай, сын! Отговаривать не стану, у самого душа болит…

   Служил Максим Коновалов в добровольческом отряде Кубанского казачьего войска «БАРС-11». Первые же встречи с местными жителями близ Донецка убедили, что иной дороги он, как потомственный казак, просто не имел права выбирать. Сражаться с бандеровцами ему было написано на роду.

   - Многие сейчас как рассуждают. Дескать, кто-то пусть воюет, мы в тылу отсидимся. Здесь лучше, конечно, здесь ночные клубы, кафе, девушки. Только ведь это до поры, до времени! Если сегодня не станем сражаться под Донбассом, то завтра нацисты в наши города придут. А они знаете, что творят? Пишите, если ручка выдержит. Это я все своими глазами видел, горькие рассказы местных жителей слышал. В одно селение под Донецком вошел взвод солдат с желто-синими эмблемами на рукавах. Все были пьяны! Хватали на улице и насиловали женщин. Попалась им пятилетняя девочка. Тоже изнасиловали. Пятилетнюю! Местного парня 17 лет остановили на улице, притащили в комендатуру. Задали вопрос на украинском языке, он ответил на русском. За это его сожгли заживо, привязав к противотанковому ежу. Мало вам? Беременную русскую женщину встретили на улице. Штык-нож в живот всадили, дескать, не будет у тебя никакого русского выродка. Что удивительно, эту нечисть поддерживают представители так называемых «цивилизованных» стран, сколько раз мы сталкивались там с наемниками из Польши, из «Французского легиона».  Такие же негодяи, отбросы общества, бесчинствовать приехали на чужую землю. Так это не их, это наша земля, где люди с детства на русском языке говорят, в православную церковь ходят. Кто их звал? Никто! Да, и еще одна встреча мне запала в душу. Седой старик пришел к нам в расположение части. Просил, только не уходите из села, нас же здесь всех перевешают бандеровские палачи. Понятно сейчас, на чем мой казачий долг основан? Если на Донбассе эту заразу не остановим, они то же самое с нашими близкими творить будут, - тяжело выдохнул Максим Коновалов.

   Мы помолчали.

   - Послушай, Максим! Все это ужасно! Тут в бумаге сказано, что после твоих командировок на Донбасс тебя наградили медалью «За храбрость!» и орденом «Казачья доблесть». Что за случай такой был особый?

   - Да много было боев, за который наградили не знаю. Но про один расскажу, коли интересно. Наше отделение расположили в храме в большом селе.  Неподалеку к северу нацисты безымянный хутор занимали. Нам приказ пришел - наступление начинать не в северном, а в южном направлении, занять дальнюю лесополосу. Пошли вперед «Краса», «Игнат», «Медведь», «Зингер», «Шульц», «Гордей», «Гном», «Рондо», «Партак», доктор наш, «Бик». Командовал атаман, позывной у него был «Кот». Поле пересекли грамотно, заняли лесополосу. Нам задачу поставили, обязательно бой завести, чтобы огонь на себя вызвать. Вызвали мы огонь, перестарались даже. Как начала нас артиллерия ВСУ утюжить, снарядами да минами, головы не поднять. Очень серьезные ранения получили «Кот», «Гордей» и «Бик». Мы с «Гномом» и «Шульцем» стали вытаскивать. Все ребята в кровище были, стонали от боли. Тяжеленные все, сознание теряют. Но мы же своих не бросаем! Встретили медицинскую группу. Спасли раненых. Долгий бой был, нас тогда уже за погибших считали. Только когда вернулись на базу, нам пояснили, что это отвлекающий маневр был. Пока мы нацистов в южной стороне отвлекали, на севере соседняя рота освободила безымянный хутор. Внезапно появились, их там не ждал никто, все силы нацисты на нас были брошены…

    Мы снова посмотрели на разложенные на столе фотографии солдат-казаков разных лет.

   - Так это они вам сил в том бою придавали?

   - Не только в том! Всегда придавали, во всех боях. Да и в будущем рассчитываю только на них. Вы напишите, что это и есть самые важные казачьи традиции – опираться на славу предков, на их подвиги, гордиться их медалями и знаменами. Потому и учат с детства в казачьих семьях историю своего рода, чтобы в будущем никто не боялся в бой за Родину идти. Что-то еще вам рассказать о нашей фамильной летописи?

  - Нет, спасибо! Кажется, все самое главное понял уже и сейчас…  

   Сказал, и еще раз взглянул на лица смотревших со старых фотографий молодых мужчин в черкесках и папахах, в гимнастерках с кубарями и погонами, в полевых куртках-афганках и современных камуфляжных комбинезонах…

                                                          

рейтинг новости: 
ЧИТАЙТЕ ЕЩЁ:

СТАЛИН И СОЧИ

  • 22 апр, 18:47
КОММЕНТИРОВАТЬ

ЛЕОПАРДЫ РОЖДАЮТСЯ В СОЧИ

  • 15 апрель 2024, 14:30
  • 0
Фотовитрина