! Сегодня
 

КУРОРТ (роман on-line)

КУРОРТ (РОМАН ON-LINЕ, ПИШЕМ NON-STOP)

Новосибирский писатель в тандеме с редактором интернет-газеты «Сочи-новости» прямо в Сети сочинили живое, лайфаковое произведение, активно используя цифровые технологии, то есть smartчно и почти на самоизоляции. 
Это первый в истории курортной жизни нереальный роман в реальном времени. Авторское сочинение, которое написано on-line-non-stop и, может быть, станет книгой...

                                                                                                         
                                                                                               


     
Юрий ГОРБАЧЕВ, 
    Гайнан БОЧКАРЕВ
                                   
 


В городе Сочи темные ночи, но о них светлые воспоминания...
(авторы)



ЧАСТЬ I


Глава первая,


в которой скучающая курортница Светлана Сергеевна встречает свою заветную мечту


Бизнес-леди из Западно-Сибирска-на реке Светлана Сергеевна  Окольничья, пребывая в разводе с бывшим теперь уже мужем, на время бархатного сезона перемахнула из сковываемых холодком полей, где ещё тарахтели комбайны -, прямиком в субтропические джунгли курортной жизни. 

Бизнес её как на дрожжах рос на хлебопечке, сдобе, пицце, шанежках и батонах-багетах. О, эти пышки с изюмом! Надкусывая их, оголодавший пляжник испытывает блаженство. Чувствует продвижение сдобы по пищеводу, наглотавшись солёной черноморской воды испытывает облегчение неописуемое. При такой диете-и чебурек уже-излишество, а уж хачапурь – просто непозволительная роскошь.

  Светлану вполне можно было назвать светской пумой, сдобной дамой, хотя до кондиций знаменитого омского бекона она явно не дотягивала. И, в сущности, являла собою нечто среднеарифметическое между образами Мерилин Монро и любой постсоветской киностар из шампуньной серии рабынь любви...  

Поселившаяся  в пятизвёздочном мини-отеле типа гостевой дом с видом на море и курортные достопримечательности, мадам откровенно скучала. Её роскошный одноместный номер с обзором  тирольских башенок некогда принадлежавшей Якобсону виллы меж кипарисовых свечей в подсвечниках осени был чист и тих, словно монашеская келья. За стеной шаманили и били в бубны хватившие из местного бювета веселящего нарзана якутские алмазодобытчики. На пляже по соседству оказывались мужички с животиками–бочоночками, поглащающие пиво в неописуемых количествах. Они шелушили тараньку и то и дело в качестве ватерклозета использовали одинокий пляжный туалет с ценой входа, сравнимый с любой картинной галереей вечной Старушки Европы.

 Светлане Сергеевне не улыбалось быть Венерою, явившейся  из всего этого пенного прибоя. Тем более гасить огонь надежды на встречу с «её мужчиной» контактами с этими сивучами пляжного побережья. Одним словом ей было не очень чтобы очень. И  водрузившись на пьедестал арендованного пластмассового лежака, она, окуналась в полудрёму грёз. Доставляли ей дискомфорт и щекочущие её рубенсовские бёдра случайные отдыхающие на пляже голуби (и тогда она просыпалась и кричала на птиц «кыш!») и еще что-то, пощипывающее щиколотки, когда она входила в воду, и скользкие камни, и накатистая волна. И тогда Светлана сгребала свои пляжные пожитки –и отправлялась гулять по терренкуру, который был задуман курортным променадом-палубой и, наверное, им был.

 Мадам обошла уже и верхнюю набережную с её вместительными скамейками, прогулялась до морского порта, где манят в дальнее плавание мачтами и парусами яхты. Она уже побывала и в Художественном музее, и в Музее истории города-курорта, и даже в доме-музее пролетарского писателя Николая Островского. Его фразу о том, что "жизнь дается человеку один раз и прожить ее надо...", местные и утомленные солнцем старожители дополнили: "прожить её надо в Сочи".  "Чурчхельные хитрецы", - так думала о береговых жителях Светлана.  Она по дежурной  привычке посещала музеи, галереи, экскурсии. Но всё это было не то…

  В который уже раз Светлана Сергеевна навела свой смартфолио на замковое строение, мимо которого каждый день спускалась к морю. И увидела, как на фоне  готического шпиля и стрельчатых окон возник прекрасный юноша со страусовым пером на берете алого бархата. Он был одет в шитый золотом кафтан с воланами-рукавами эпохи средневековья. На длинных мускулистых ногах красовались полосатые рейтузы с объёмистым гульфиком. Портрет этого, как бы сошедшего со старинного гобелена персонажа, дорисовывали шпага  дуэльного забияки на боку, перекинутая через плечо лютня на позолоченном шнурке, длинные спадающие на плечи  вьющиеся льняные волосы, голубой волны глаза, прямой нос с изящным вырезом ноздрей. А его губы могли бы украсить лицо любой светской львицы, если бы не тоненькие усики негодяя из бразильских сериалов…

- Вы снимаете на видео или только фотографируете?- пропел голос, напомнивший Светлане Сергеевне бархатные интонации Фрэнка Синатры, которого она боготворила не меньше, чем Шарля Азнавура и Джо Дассена.

- Я снимаю прекрасную старину, а уж на что - дело десятое, - пропела в ответ Светлана Сергеевна голосом Мирей Матье в песне «Вечная любовь».

И увидела, как на месте  истаивающего юноши-лютниста с гобелена, виденного ею во время турпоездки в солнечный город Неаполь, образовался мужчина-плейбой а ля Бандерос. 

В Неаполе она была ещё до короновирусной пандемии. А теперь, когда в Италии бушевала «чума двадцатого века» она отправилась в родной российский Сочи, памятный по поездкам на курорт с папой и мамой. И неожиданно открыла для себя, что по уровню сервиса, природным и урбанистическим красотам Сочи ничем не уступает ни Италии, ни Анталии, ни даже одинокому острову Пальма-де- Майорка, где она успела побывать, завести местных поклонников и курортные романы.


Глава вторая,


в которой Светлана Сергеевна оказывается спасённой от волн таинственным незнакомцем


   Ну какая женщина не мечтала, чтобы за ней приплыл на алопарусном корвете капитан Грей–Лановой, чтобы её, напуганную акулой из буржуазного фильма "Челюсти", не спас бы Ихтиандр из советской киношки, которому ничего не стоит достать со дна морского горсть драгоценных жемчугов?

   В ранней юности Светлана Сергеевна серьезно занималась плаванием, мадам знала батерфляй, брасс, кроль и, конечно, всенародный стиль "по-собачьи". В её двухуровневой квартире в далёком сибирском городе, сверкали кубки чемпионки. Было время, когда ещё совсем юная Света Окольничья покоряла голубые хлорированные дистанции Сибири и Дальнего Востока, изумляла своей грацией прекрасной пловчихи и Сеул, и Барселону, и Лейк-Плесид. Но слишком быстротечна звёздная плавательная дорожка. Пришло время задуматься –как обеспечить себе безбедное житьё-бытьё – и, набрав кредитов в довесок к имеющимся значкам и медалям, Светлана Сергеевна затеяла свой бизнес... Детренированность украсила её умопомрачительной полнотой, так что на пляжах мужчины пожирали её аппетитное тело глазами и коварными мыслями. Одновременно из анарексийного состояния кошелёк нашей героини перешёл в совсем другую фазу. Он стал упитанным толстячком. И хотя по канонам цифровых технологий наполненные полноценностью будни выражались не количеством сверкающих пиастров в сундуке, не огуречно-засолочной зелени купюрами с портретом Бенжамина Франклина, рассованными по трёхлитровым банкам, а числами на банковских счетах, сознание того , что «полным полна коробушка» придавало жизни Окольничьей особое очарование. На первом этапе своего хлебного бизнес-захвата она купила пекаренку в столице Колчаковии, затем набросила сеть ларёчков на окраины города, где дешёвой муки было хоть пруд пруди. Затем стала покупать аналогичный бизнес в соседних городах. И вот он –чемпионский приз – почти крупный мини-бизнес - хлебопечное производство в городе у моря.

…По поводу всего этого роились в голове Светланы Сергеевны мысли и во время её лёжек на пляже, и во время прогулок от колоннад Летнего театра до прокалывающего рапирою шпиля синь неба морского порта(её первый муж был чемпион –рапирист) и во время её заплывов. И вот , направляясь в сторону видимых вдалеке плавников дельфинов, Светлана предалась драйву ритмичного кроля.

 Дельфиньи спины были совсем рядом, но в это время раздался усиленный громкоговорящим колоколом голос  с вышки спасателей:

- Женщина!!! Вы уже продемонстрировали свои спортивные навыки. Не заплывайте за буйки! Срочно вернитесь на берег!..

Вот ещё – вернуться! Так прекрасно ощущать себя одной из этих полурыбин-полулюдей, обменивающихся ультрозвуковыми сигналами. Интересно – как по дельфиньи звучит «Я тебя люблю?» Такие дурашливые мысли вплывали в голову бизнес-леди в то время, как дельфины нарезали круги вокруг, как бы приглашая наяду в свой хоровод.

 Неожиданно в это кружение стрелой влетел по волнам юноша на водном мотоцикле. Не мешкая, он ловким движением одной мускулистой руки вырывал Наяду из объятий Нептуна. Джигитуя, парень усадил Светлану на колени и помчал её на своём морском скакуне отнюдь не к берегу, а в даль бирюзовую, где маячило белое крылышко паруса яхты с мотором не отечественного производства.

- Я тебя умыкну в горы! Я тебя запру в своём гареме!- рычал загорелый всадник, подпевая мотору водного байка.

- Так вези!!!

Конечно же, это был ОН. Тот самый, с которым Светлана Сергеевна познакомилась, фотографируя архитектурную курортную достопримечательность. И если уточнять, что увидела Светлана, когда истаял образ с неаполитанского гобелена ХIII века, то вместо золотистых волос и голубых глаз перед ней предстали чёрные, как смоль, коротко стриженые волосы, тёмно-карие глаза и вечно ухмыляющиеся губы с усиками под носом с горбинкой. Плейбоя прибоя можно было с равным успехом принять за армянина, итальянца, испанца или жителя не менее солнечной, чем Сочи, Бразилии. 

Это была любовь с первой волны. Вспышка вырвавшегося на волю протуберанца недорастраченных чувств. Живя с первым мужем –рапиристом, Светлана чувствовала себя проколотой булавкой и засушенной для коллекции экзотической бабочкой. Второй муж был тренером женской баскетбольной команды  и в постоянно возникающих любовных многоугольниках, Светлана чувствовала себя Красной Шапочкой среди дубов-великанш, отправившейся к бабушке через тёмный лес. Третий муж был боксёром, от него веяло потом, запахами спортзала – и это невыносимо…

И вот-такое!  Рубэн ворвался в её сердце сёрфером, скользящим по гребню волны. Он и его пляжные друзья-спасатели, катамаранщики, маги водных аттракционов напоминали ей героев фильма «На гребне волны». Тех экстремалов, что в одни дни «ловили волну», в другие грабили банки в масках американских президентов.

Однако Светлана не желала никого грабить. Наоборот. Она страстно хотела вложить в кого-то весь свой капитал обаяния, женской красоты и страстной нежности.


Глава третья


в которой пристрастие Светланы к чтению интернет–газеты «Сочи-Новости» раскрывает глаза на происходящее с ней


Лёжа на пляже, Светлана млела от южного солнца и счастья. Проведённая с Рубэном ночь запечатлелась в подкорке кадрами «Дикой орхидеи», лицо Рубэна то и дело совмещалось с ликом голливудской звезды из разряда сексуальных символов. И хотя между Мики Рурком и пляжным спасателем практически не было никакого сходства (скорее это были полные противоположности), одно гармонировало с другим. Причудливое женское подсознание не хотело мирится с несовершенствами обыденности и взбалтывало реальное с ирреальным производя на свет удивительные гибридные фантазии. Так влюблённой женщине престарелый хиппи с «трёхдневной щетиной» и собранными в хвостик седыми космами может казаться Шоном Коннери, а вполне обыденной внешности щупленький айтишник – Аленом Делоном в молодости. В наше бурное клавиатурное время цифровых технологий Светлана Сергеевна оставалась верна девической привычке-ни дня без книжки. Овладев смартфоном и планшетником, она скачивала из Интернета книги. Она могла всплакнуть смайликом над «Унесёнными ветром» или погрузиться в пучины чувств флоберовской «Госпожи Бавари». В то же время она приходила в восторг от детективов написанных домохозяйками. Их портреты на обложках покетбуков были чем-то вроде обликов родных сестёр в семейном альбоме с потёртым бархатным переплётом. Она и сама себя воображала то миссис Марпл, то даже самой Агатой Кристи. Её увлекало распутывать детективные клубки человеческих отношений. Она готова была обманываться. Но и не прочь была по горячим следам разоблачить обман. Нет ничего удивительного, что вокруг Светланы, как шмели вокруг благоухающей розы, вились холостяки, развёденцы, женатики и даже занесённые в компьютерную базу брачные аферисты. Поэтому , водрузившись с утра на пляжный лежак из нано-пластмассы, она первым делом пробила в Облаке Рубэна по всем доступным базам –и убедилась, что её рыцарь-спасатель из пучин морских- чист и ни в каких тёмных списках не значится.

 Интересовали Светлану и юморные курортные истории с назидательным подтекстом. Их создатели черпают вдохновение из калейдоскопических событий отельно-пляжной жизни. Кроме того, что это было супер увлекательное чтиво, в каждом сюжете содержался полезный житейский совет. Как в сказке, где всегда ложь с намёком.

Вот и сейчас в поисковике смартфона высветилось –«СОЧИ-НОВОСТИ», интернет-газета доброй информации о курорте». Замелькали заставки, напоминая филателистическую коллекцию из серии ФАУНА И ФЛОРА, перемежаемая подборками живописи-Ренуар, Моне, Рубенс, Тулуз-Лотрек.

Нажав на заголовок Чума Любви И ДРУГИЕ,
Неофициальная история Сочи знает разных знаменитостей, 
Светлана погрузилась в онлайн и чтение.

 «Эх, женщины! Беззаботные и бесшабашные на курорте. Все как в кино: яркий макияж и легкое поведение.

Таких дам всегда легко узнать. За столиком в приморском сочинском ресторанчике они весело хихикают и цедят через трубочку какой-нибудь розовый коктейль. А какие глазки у дамочек! Чуть накрашенные, личико чуть припудренные. Словом, налет скромности и целомудрия налицо. Не буду скрывать я не один раз после летней зарплаты присаживался за столики к таким веселым подружкам. Вопрос всегда задавал один:
- Девушки, давно скучаете?
Не поверите и ответ получал всегда один:
- Давно! Можно сказать, целую жизнь...
Жизнь у таких мадамочек к лету достигла своего расцвета. Чаще всего они студентки какого-нибудь вуза. С благодарностью приняв  заказанный  коктейль, почти всегда расхикивались в откровениях:
- Да вот приехали покупаться в море после сессии. А может и встретить настоящую любовь...
- А вы?
Я сразу говорил, что работаю «на шашлыках».
Не буду скрывать, после этого девчонки проявляли неподдельный интерес к моей персоне, хлопали глазами от рассказов на каком кефире маринуется мясо и почему базелик на юге называют реганом.

Девчушки щебетали:
- Вы такой загадочный и, наверное, хорошо зарабатываете?
- Хорошо.
И дальше:
- А вы верите в любовь с первого взгляда?
- Конечно.


ПРОСТО МАРИНА

Мне от девушек надо было известно чего. Планы у девушек на меня тоже были простыми: погулять-покутить «за счет заведения» и не довести дело до кульминации курортного знакомства. В крайнем случае, осуществить кульминацию и на следующий день растворится в курортной толпе. К середине вечера девушки «на секундочку» пропадали и к столику почти всегда возвращалась одна подруга. Я знал, что это означало. Дамочки провели переговоры между собой и меня «поделили». Теперь я курортная добыча, Лох Петрович и та, что осталась за столиком, дня два будет играть  со мной «в любовь» как тигрица, опустошая мои «шашлычные» карманы в свое удовольствие, ибо отдыхать на курорт она приехала с двумя скромными стипендиями от вуза, которых едва хватило, чтобы снять койку в комнате с шестью кроватями. Для хорошего курортного отдыха срочно требовался Лох Петрович...
С одной такой «просто Мариной» мы подружили целых трое суток. На четвертые возникла странная ситуация. Девушка назначила свидание после полуночи, ибо надо было «сходить со скучающей подругой на концерт. Естественно, я проследил за девушкой. Выяснилась прелюбопытная картина: до полуночи Марина кутила в ресторане с другим Петровичем, который ее кормил и заказывал песни для любимой дамы. Ближе ко времени нашего свидания Марина получила букет шикарных роз и по английски испарилась. Словом, она пошла на вторую часть банкета ко мне.
Разговор в тот вечер был у нас недолгим. Марина сказала, что плохо себя чувствует и завтра срочно уезжает на пару дней, а потом снова «будем вместе еще целых четыре дня»:
- Ты купишь мне платьице?
Я буркнул:
- Зарплату урезали...
- Да? Жаль. Ну я пошла...
 Марину я видел еще несколько раз в ресторанчиках с разными дядьками. Видимо, все лето она то уезжала, то приезжала, обеспечив себе отличный летний отдых и полное разнообразие в партнерах. Назвать, ее курортной проституткой не могу. Просто девушка с использованием своих физических данных организовала себе курортное лето и качественный бесплатный отдых. Ну а осенью села в аудиторию своего замечательного вуза как примерная студентка и будущий специалист по двигателям внутреннего сгорания.  Естественно, она верит в любовь и собирается зам
уж за отличника-сокурсника, который все лето горбатился на каком-нибудь производстве, собирая деньги на свадьбу с Мариной...»


Глава четвёртая


в которой Светлана Сергеевна попадает в знаменитый парк «Ривьера», где мимолетно знакомится с местным аборигеном Генчо и он рассказывает, как любят сочинцы туристов, что учился в одной школе с кумиром миллионов Григорием Лепсом и ходил «на теннис» в спортивную ДЮШ, что теперь носит имя Евгения Кафельникова. А еще неожиданно для самой себя Светлана Сергеевна оказывается на «Ривьера-веасн».

На какую-то долю микромиллисекунды в минус мятой степени Светлана Сергеевна засмотрелась на удивительную рукотворную ракушку. Скульптурная композиция приютилась перед входом в парк. По привычке Светлана Сергеевна заглянула в эту сказочную раковину в поисках жемчуга, но в ракушке были часы, которые, может быть, работали на рубиновых камнях. У Светланы Сергеевны мелькнула драгоценная мысль: «А, может быть, в часах-ракушке спрятан еще и жемчуг? На курорте все может быть». Однако, эту шальную молнию Светлана отогнала лавровым веником, который вчера сшила себе из собранной на местных кустах лаврушки. Незаметно вскрыть моллюск-часы было заметно наказуемо: неподалёку от чудо-ракушки дежурил быстровозводимый модуль неизвестного архитектора с вывеской «Пункт полиции».
Расстроившись от недоступности курортных жемчугов, Светлана Сергеевна вплыла в парк «Ривьера» и сразу аварийно столкнулась с лысоватым дядькой.
Дядька улыбнулся недорогими белозубыми протезами и пробубнил звуком старого пылесоса "Вихрь":
- Осторожно мадам! Работает Генчо…
Генчо представился местным аборигеном, и всем своим видом был на него похож. В тридцатиградусную жару Генчо носил зимнюю солнцезащитную кепку и курточку, которую в Сибири надевают не бархатной осенью.
Генчо оказался очень рассказосодержательным местным и без подготовки выдал в звуковой эфир сразу три устных истории-экскурсии, которые Светлана Сергеевна тайно записала на свой американский смартфон-айфон-диктофон, естественно, сделанный в Китае. Записывать эти истории Светлана стала предусмотрительно на всякий случай, ибо слышала, что все, кто переезжает в Сочи на постоянное место жительства почти сразу идут работать, если не в  агентство недвижимости, то обязательно экскурсоводом.

История первая. Про сам парк «Ривьера».
Перед входом в парк «Ривьера» во все времена назначали первое свидание. Причина этого замечательного факта была простой и романтичной. Дело в том, что гости города-курорта попадали в парк по дороге на пляж. А где знакомились? Правильно: на пляже. Разговор всегда начинался вопросом: «Вы откуда приехали?». Продолжался вопросительным ответом: «А вы?».
После короткой содержательной беседы товарищи отдыхающие, второпях, выбирали место для первого свидания.  А по причине того, что дорогие гости Сочи, а конкретно «товарищ женщина» и «товарищ мужчина», к берегу моря двигались через парк «Ривьера» для начала продолжительного знакомства и местом первого свидания выбирался вход в парк «Ривьера». Однако, подвох заключался в том, что у «Ривьеры» два входа-выхода…
Лично мне в глубокой юности приходилось за лето пробегать примерно пять марафонских дистанций между входами-выходами «Ривьеры» в ожидании подруг из теперь заграничного Актюбинска, старого Таллина и столицы нашей родины города-героя Москвы. Словом, было, о чем написать долгострочный курортный роман.
В этой связи прогулку по парку я начну с Аллеи писателей. На Аллее писателей работает фонтан. Столб воды рассыпается салютом и бодрит лицо ледяными искрами. Южное солнце переливается в каплях. Кто-то с фотоаппаратом толкает меня в спину:
- Товарищ, выйдите из кадра!
Помнят, как надо обращаться к уважаемым людям.
- Выхожу, выхожу. Товарищ…
Вышел из кадра. Слышу за спиной:
- Дорогая, протяни руки к фонтанчику. Снимаю!
Еще лет пять назад трудно было и представить, что этот знаменитый парковый фонтан будет работать почти круглогодично. В лучшем случае жизнь в главном парке города-курорта пробуждалась к замечательному празднику Первое мая после демонстрации трудящихся. Теперь «Ривьера» стала всесезонной, как и многое дргое в Сочи, и этот факт ясно говорит о том, что Сочи теперича не всесоюзный, а всесезонный курорт…
Понятно, что, когда в море купаться холодновато, в парке можно прогуляться по дну Океана, занырнув в могучий Океанариум. Девушка всегда прямо на входе предлагает билеты на «подводную» экскурсию. Агитирует:
- В Океанариуме увидите живые коралловые рифы и то, как морские звезды спят на потолке…
- Создали живое «Звездное Небо»?
- Да, небо из морских звезд.
Дальше я обычно двигаюсь к бюсту основателя «Ривьеры» Василия Алексеевича Хлудова. 

Самое время вспомнить, как начиналась сочинская «Ривьера».
Первые «парковые» участки земли Хлудов приобрел в Сочи в 1872 году, а спустя 12 лет увеличил свое имение в сторону моря, выкупив у богатого землевладельца, купца 1 гильдии, Н.Н. Мамонтова, земли его имения «Раздольное». На «раздольной» части Хлудов и решил разбить парк и в 1885-м году начались работы по планировке участка и раскорчевке леса. После строительства своей дачи в 1898 году закладка парка «Ривьера» была завершена. 

Парк получился уникальным! Достаточно сказать, что его проект разработали знаменитости того времени агроном Р.И.Гарбе и профессор Г.Ф.Вобста. От имения Хлудова вглубь парка проложили несколько аллей. Они разбегались лучами. А на просторных куртинах и полянах высадили экзотические растения.
Интересно, что изначально в парке собрали коллекцию деревьев, которые боролись с влажностью и малярией. При первых посадках в парке выбирали хвойные породы: сосны, гималайский и речной кедры, виргинский можжевельник, кипарисовки Лавсона, лузитанский кипарис…
В начале ХХ-го века Василий Хлудов продал свое имение площадью 989 десятин городской казне и в 1902 году Министерством земледелия и госимуществ были учреждены «Условия на продажу в частную собственность участков земли бывшего Хлудовского имения. Его разбили на 50-55 участков и распродали дачевладельцам. Сама «территория дачи» поступила в ведение Министерства земледелия и госимуществ. В 1902 году парк Хлудова был объявлен городским общедоступным парком отдыха, стал именоваться Хлудовским и был передан «во владение» Сочинскому лесничеству, которое тратило на содержание паркового хозяйства безумные деньги. Конкретно 2 750 рублей в год. В штате того времени было шесть работников: два объездчика, три сторожа и садовник. Они чинили изгороди, чистили канавы, ремонтировали старые и устраивали новые дорожки, проводили работы по осушке заболоченных частей парка. Поливали растения. В этот период заложили парники, расширили и переустроили оранжерею. Увы и увы, но план парка тех исторических лет не сохранился, нет сведений и о его точных размерах. Известно, что к 1917 году площадь парка составляла 17 гектаров. А в период первой мировой и гражданской войн «Ривьера» сильно пострадала: часть ценных пород деревьев была вырублена на дрова. В 1920 году парк был национализирован и отдан в ведение Курортного управления Сочи…
В предвоенные годы провели частичную реконструкцию парка. А как его назвать? Обратились к истории и выяснили, что московский коммерсант Тарнопольский в 1909 году построив поблизости от парка на берегу моря фешенебельный курорт и назвал его «Кавказская Ривьера». Сами знаете, у российской знати была мода на все французское (например, булочки) и итальянское (например, спагетти). Как же России без своей «Ривьеры», тем более, что в переводе с итальянского это слово означает побережье.  Кстати, наша «Кавказская Ривьера» даже по тем временам, по французским и итальянским меркам была фешенебельным курортом и благополучно производила впечатление импортозамещения.
Так вот. Словосочетание «Кавказская Ривьера» у Тернопольского решили конфисковать и таким образом назвать парк Правда, в 1937 слово «кавказская» в названии парка было решено ликвидировать. Оставить только «Ривьера». Тем более, что бывшее имение Хлудова было передано народу в лице Территориального совета по управлению курортами профсоюзов. Теперь исторический парк - это наша местная собственность. Главный городской парк культуры и отдыха. Достопримечательность и знаковое место.
Я частенько гуляю по «Ривьере». Мимо коллекции старинных машин, тира и ужасов «Юрского периода» недалеко от комнаты смеха. Как-то чуть было не раскошелился на лечение пиявками. И все-таки пожалел пиявок и хозяина процедур. Для массажа моих стоп этими наглыми кольчатыми «червячками» надо было снимать обувь…  
Как-то заглянул и в еще один новый закоулочек «Ривьеры». Познакомился с культурной композицией «Чайки на якоре». Что и говорить, редкое событие, когда птицы садятся на якорь.
Почему-то здесь всегда какой-нибудь отдыхающий мальчик обязательно спрашивает:
- Мама, а чайки настоящие?
- Нет. Настоящие на якоре воробьи…

Мимо чаек – к знаменитой Аллее космонавтов. Вернее, это Аллея деревьев не только Героев космоса, но и других замечательных людей – от советских времен до наших дней. Стоит из века в век дерево Отто Гроттеволя, председателя Совета Министров Германской Демократической Республики. Такой страны больше нет, а Дерево живет да здравствует. А вот зеленый автограф Климента Ефремовича Ворошилова, Председателя Президиума Верховного Совета СССР.  

И великая «его страна» канула в Лету, но дерево цветет и процветает. Чуть дальше магнолия дружбы советско-американского космического экипажа «Союз-Аполлон». Даже во времена холодной войны в жарком Сочи мы вместе сажали деревья...
Теперь шаг по Аллее в новейшее время - в «Сочи-2014». Набираются сил еще совсем юные деревца почетного члена Международного Олимпийского комитета Жан-Клода Килли, президента Оргкомитета наших зимних Игр Дмитрия Чернышенко, А неподалеку «из прошлого» Дерево генерального секретаря ЦК Монгольской народно-революционной партии Юмжагийна Цеденбала. Что и говорить, на этой сочинской Аллее переплелись ветви истории.  
Мой День «Риверы» всегда по утрам. Рассветает, проснувшийся парк расцветает. Радует буйством ярких красок, учит истории, лечит, развлекает, развивает творческие способности, фантазию и воображение. Иногда делается все это с помощью придуманного еще в СССР «Спирографа». На главной аллее парка пропагандист этого умного советского изобретения однажды помогла мне потренировать память и моторику пальцев. Говорят, «Спирограф» отвлекает мальчишек и девчонок от онлайн игр. А если компьютер использовать с пользой и по назначению, например, как способ коммуникаций и получения информации, то можно узнать, что сочинский парк «Ривьера» некоторое время назад был признан победителем ежегодного смотра-конкурса среди парков культуры и отдыха России и стран СНГ «Хрустальное колесо». Он стал первым в номинации «Лучший парк развлечений с количеством посетителей более миллиона человек в год».
Словом, можно представить сколько людей назначали свои свидания у входа в «Ривьеру». Стало быть, в этом месте просто необходимо было поставить часы. И это сделали! Правда, упаковали «тик-так» в средиземноморскую ракушку, видимо, подчеркивая связь времен и свиданий.

Правда, увидев "ривьерскую" ракушку Светлана Сергеевна замечтала о жемчугах и многозвезном сочинском отеле "Жемчужина".
История вторая о том, как Генчо занимался теннисом в СДЮШОР на кортах парка «Ривьера», где начинал свой путь к «большим шлемам» сам Евгений Кафельников, оттачивал мастерство Александр Зверев-старший, играл в теннис во время гастролей актер Савелий Крамаров, а в свои самые лучшие дни юности Григорий Лепс ходил на танцплощадку «Радуга» мимо ривьерской «Музэстрады».

 Многие звезды тенниса начинали свой путь к звездам в Сочи. Мало кто знает, что знаменитый на весь мир Евгений Кафельников когда-то жил в доме на сочинской улице Красноармейской, что недалеко от парка «Ривьера» и по-соседству с домом, где провел свое сочинское детство певец Григорий Лепс...
 О теннисе и «Ривьере».
Многие именитые теннисисты имеют сочинские корни. Теннис иногда называют «шахматы в движении». Конечно, в этом виде спорта очень важна отличная физическая подготовка, ибо  за один матч из пяти сетов игрок, порой,  «пробегает» марафонскую дистанцию в сорок километров. Однако,  теннис – это умная игра, где великолепная техника, атлетическая физподготовка и сила решают не все. Для победы требуется «не мандражировать» в матчбольные моменты, умение «хитрить» на корте, правильно выбирать тактику. Почти легендой стал случай, когда один из сочинских теннисистов проигрывая матч «под бублики» вдруг достал из сумки во время смены сторон на корте флакон с огромной надписью «Допинг» и проглотил две «таблетки» на глазах у побеждающего соперника. Естественно, после «приема допинга» наш игрок взбодрился и вытянул матч из безнадежной ситуации.
После игры был скандал. Содержимое флакона проверили, там оказались обыкновенные леденцы…
Вот она спортивная хитрость в чистом виде. И смекалка.
Я почти пятнадцать лет играл в теннис и закончил сочинскую СДЮШОР по теннису (теперь имени Евгения Кафельникова) и не раз в трудные минуты матчей наш тренер Юрий Леонидович Утин шептал:
- Включи свою «соображалку!…»
Не случайно, техничные и умные игроки, которые никогда не обладали пушечными ударами и артиллеристской подачей добивались сенсационных побед. И яркий пример тому сочинский теннисист Александр Зверев. Теперь я должен добавить Александр Зверев (старший), ибо его сын и тезка Александр Зверев  теперь теннисная звезда мирового уровня.
А Александра Зверева старшего в теннисных кругах Сочи звали уважительно – «Зверь». Нет, не потому, что он играл как из пушки. Александр Зверев-старший был умным и по-спортивному хитрым игроком.  Его стиль на корте напоминал, охоту пантеры или гепарда. Он изматывал соперника безошибочной игрой и коронным «резаным» ударом слева, а добивал противника молниеносным «выходам к сетке».
Теперь Зверевы живут в Германии дружной теннисной семьей. Мама Александра Зверева (младшего) тоже в прошлом теннисистка-сочинка Ирина Фатеева, которая занималась на кортах парка «Ривьера». Ее родители частенько приходили на тренировки, чтобы «помогать» тренерам Юрию Юдкину и Юрию Утину. Время доказало, что в технически сложном теннисе роль родителей в воспитании хорошего игрока трудно переоценить, вернее, стоит оценить. Яркий пример тому – Евгений Кафельников, которого вместе с тренерами натаскивал в свободное от основных тренировок время отец Александр Кафельников. Он был отличный спортсмен и выступал за волейбольный клуб «Динамо Сочи». Рассказывали, как старший Кафельников, бывало, ехал рядом на автомобиле, чтобы юный Женя не сочковал во время кросса…
Многих сочинских мастеров теннисистов воспитывала «семья и спортивная школа». Причем, именно в таком тандеме в Сочи и рождались звезды мирового тенниса  – Мария Шарапова, Евгений Кафельников, Елена Веснина.
И, понятно, тренерскую жилку в теннисистах воспитали их тренеры. Например, первым тренером Александра Зверева на кортах стадиона «Труд» на улице Чайковского был Леонид Сергеевич Модельян, много в него вложила Раиса Федоровна Силуянова, Флора Сергеевна Сивкова.
Многие сочинские теннисисты стали хорошими тренерами. Могу назвать Юрия Юдкина, Юрия Утина, Татьяну Зинину, Виталия Голикова, Сергея Лукашина, Владимира Лазарева, Сергея Гусева. Конечно, это далеко не все из великолепной плеяды сочинских тренеров по теннису, а только те, с которыми я играл в одно время и застал в работе.
Думаю, в Александра Зверева (старшего) и Ирину Звереву (Фатееву) тренерскую жилку заронили их тренеры. Теперь эта «теннисная семья» вырастила прекрасных игроков Александра и Михаила Зверевых. Пусть это и случилось  вдали от Сочи – в Германии.
Теннис как-то само собой связывают с яркими представителями  хищного мира. Например, одна из элитных фирм по производству спортивной одежды «Lacoste» выбрала своей эмблемой крокодила. Почему? Известна история, что основатель этой компании Рене Лакосте, в прошлом французский теннисист, за свою «хищническую» манеру игры имел прозвище  «Крокодил». Выйдя на пенсию с корта, основал фирму, а эмблемой компании сделал свое теннисное прозвище. Теннисные ракетки и форму выпускает фирма «Zlezenger», на эмблеме которой пантера…
Не знаю, будет ли когда-нибудь семьей Зверевых основана своя фирма. Наверное, для ее логотипа легко выбрать любого хищника и уважительное «Зверь» отражает манеру игры в теннис любого из семьи Зверевых. Надеюсь, родители Александра и Михаила Зверевых добрым словом вспоминают Сочи, где выросли и научились побеждать в бескомпромиссной борьбе на кортах. А потом научили этому своих сыновей.
На кортах «Ривьера» во время гастролей в Сочи в семидесятые годы частенько появлялся в кадре  актер Савелий Крамаров. Я несколько раз был ему спаринг-партнером, и тогда на кортах начиналось настоящее кино…

Обо всем этом Генчо рассказывал Светлане Сергеевне в красках, размахивая руками, словно на кортах, то и дело предлагая Светлане сыграть микст после полуночи, но Света, на провокации местных аборигенов не отдавалась. Она попросила продолжить истории бесконтактным способом и улыбкой спросила, о чем вообще думают «местный аборигены».
И Генчо выдал…

История третья.  Монолог «аборигена»
Когда лето вступает в самый разгар я всегда наготове. Круглые сутки в готовности № 1. Выходя на улицу каждый день настраиваю себя на встречу нос к носу с дорогими гостями города-курорта Сочи, а по ночам жду звонков от дальних, очень дальних родственников, давних друзей, дальних знакомых дальних родственников давних друзей. Да и просто от тех, кому дали мой телефон «на всякий случай». Цены на отели теперь многим не по карману и даже не по зубам. Сочинцы это чувствуют…

Что и говорить, почти каждый горожанин курорта во время высокого сезона живет в режиме нон-стоп ожидания чуда, когда в любую минуту дня, ночи и даже тогда, когда я, например, перечитываю стихи Владимира Владимировича (Маяковского), могут позвонить, свалиться на голову или радостно пропеть:
- Привет, аборигенище! Мы тут всемером решили махнуть к тебе на недельку. Старичок, ты не против?
Естественно, я понимаю, что «старичок» с другой стороны космической линии связи четко знает мои условия проживания: две крохотные комнатки на двоих (включая кухню). Я мгновенно размещаю «семерых по лавкам» и готовлюсь раздербанить тощую рублевую заначку, чтобы купить к приезду друзей и друзей их друзей еще парочку раскладушек…
А в телефоне жалуются:
- На самолете лететь дорого. Мы едем на поезде. Встречай!
Никто не спрашивает - могу ли я приветствовать воздушными шариками на перроне долгожданный поезд с друзьями друзей и есть ли у меня на это время. Почему-то считается, будто летом все сочинцы лежат вверх пузом на пляже и щелкают золотые семечки, сделав платным в своих корыстных интересах подходы к морю, само море и глубинные плантации каллитамниона.

ГОСТЬ КАК СНЕГ НА ГОЛОВУ.

Ну вот друзья друзей свалились, как снег на вершины Красной Поляны. Тащу гостевые баулы к машине, которую загнал под платный шлагбаум. Загружаю. А гости пока разминаются физическими упражнениями. Задают вопросы и озвучивают свою программу пребывания:
- Нас надо свозить туда, и туда, и туда. Хорошо?
- Хорошо…
Ко всему этому нежданно-негаданному гостеприимству я привык с детства.
Никогда не забуду, как одним далеким летом приехал домой на студенческие каникулы. Позвонил в родную дверь, которую открыл какой-то незнакомый мужчина и строго спросил: «Вам кого?». Понятно, что от такой встречи я растерялся и сказал имя мамы: «Мне Розу Дмитриевну…» Дальше мне четко дали понять, что Роза Дмитриевна на работе и «ни про какого-такого сына» отдыхающим у меня дома друзьям самых дальних знакомых никто ничего не говорил. Пришлось пилить по жаре за мамой, чтобы вместе с ней беспрепятственно попасть домой.

Естественно, к подобным сюжетам с детства привыкли все жители любимого города-курорта и воспринимают наплыв отдыхающих как пятое время года. Понятно, что лично мне очень неприятно, когда по интернет-пространству блуждают байки про «сочинцев-хамов-грубиянов-бомбил». Уверен, мало кто из курортников знает, что коренного жителя Сочи летом не так просто встретить в роли официанта в приморском ресторанчике. Дело не в том, что местные «аборигены» гнушаются такой работы, просто этот вид обслуживания носит чисто сезонный характер и не дает шансов заработать на пенсию. Естественно, зарплата в круглогодичных учреждениях курорта в разы меньше сезонных чаевых. Например, я вовсе не удивился, когда, совсем недавно вызвав такси, назвал адрес не очень центральной улицы Сочи, а водитель простодушно попросил: «Если вы местный, то покажите дорогу, а то навигатор барахлит». Представляю, что при таком повороте событий подумают «о местных» туристы. А ларчик открывался просто: водитель такси вместе со своей машиной приехал на курортные заработки из другого города и еще не в совершенстве выучил карту местности…
«ЗДРАСЬТЕ, ПОЖАЛУЙСТА»
Сезонная работа всегда сулит большой заработок за короткое время, а по завершению лета эвакуацию обратно домой. Стало быть, кто будет себя утруждать проявлениями истинного гостеприимства, зная, что после лета хоть трава не расти, хоть потоп. Набедокурил, нахамил туристам, сформировал «впечатление о Сочи и сочинцах» и на честно заработанное рванул отдыхать в Средиземноморский Торинолинос, попутно рассказывая, что в Сочи кругом «все дорого», куда не ткнись скупердяи и крохоборы.
Ну да ладно.
Вернусь к встреченным мной по поручению друга знакомых знакомых. На следующий день они попросили отвезти в загородный ресторан. Отвез. Пригласили к столу, а когда наступил час расплаты, счет «поделили поровну». Понятно, что не из ложной скромности выпив чашечку кофе, в общий котел я гостеприимно внес свою равную долю за шашлык-дуршлак, лобио, гору помидоров с огурцами, уху из форели и семгу на углях. На следующий день обреченно положил зубы на полку. Хорошо, что возраст позволяет - зубы снимаются.
Еще одно любопытное наблюдение сделал «о нас, сочинцах» по поведению своего давнего друга, который недавно перебрался к морю из другого города «встречать старость». Когда он жил глубинах России, частенько наведывался ко мне с компанией коллег-товарищей. Так вот. Переехав в морские окрестности, товарищ напрочь «забыл» всех своих знакомых и друзей, которые третий год не могут найти его адрес и телефон, чтобы проведать в разгар лета. Разведка донесла, что первое время к курортному переселенцу зачастили на отдых коллеги и друзья до такой степени, что жена поменяла все телефоны, еще раз сменила адрес теперь внутри города, и порвала все дальние родственные связи. Такие вот мы, сочинцы…
Закритикованное и затюканное несправедливыми претензиями на уровень сервиса, вкалывающее летом круглыми сутками работоспособное население Сочи всегда будет прирастать теми, кто мечтает жить у моря и, кто прибыл на сезонные заработки, пришпандорив в своем такси дешевый навигатор. Чаще всего они трудятся в той самой, контактной сфере, формируя мнение о городе и «местных аборигенах». Словом, прежде чем, громить «отпетых местных нахалов» сферы обслуживания, сначала спросите, давно ли они «коренные сочинцы.» Может, встретите среди них бывшего земляка…
Я, например, гостевых официантов раскусываю простым вопросом: «Что такое Фишт?» Мне отвечают в девяти случаев из десяти, что «Фишт» - это стадион. И очень удивляются, когда вдруг узнают, что Фишт, оказывается, гора. Сконфузившись,с детской улыбкой уточняют: «Столько работы, что не заметила,как Ахун переименовали.»  Терпеливо растолковываю дальше о том, что Ахун – это другая гора и она в Сочи, а Фишт красуется в Адыгее. Один раз за такие местные географические тонкостиофициант угостил меня кофе за счет заведения...
ПЕНАЛЬТИ ПО СТЕРЕОТИПАМ
Со стереотипами трудно бороться. И как ни печально об этом говорить, однако, приходиться признать, что в период открытия заграничных заморских курортов для массового отдыха россиян, отвадить людей от Сочи можно было только одним способом – обрушить на Сочи волну негативной информации и утопить в ней. Не будем скрывать, тогда это удалось с блеском. И шиком. Да и информационные поводы притягивали идеальные, то «олимпийская стройка пылит», то в море «что-то утекает». Теперь, когда стройка отпылила и «ничего такого» в море не течет, о чем говорит даже Главный санитарный врач России, акцент сместился в сторону нарушения прав туриста. Да, это не за морем людей с путевками отфутболивают из оплаченных отелей, это в Сочи билебердак. Процитирую запомнившееся из прошлого курортного сезона сообщение уважаемого агентства: «Более 800 обращений, касающихся нарушений прав туристов, поступило на горячую линию Общественной палаты России с начала летнего сезона, нарекания многих вызвали грязные пляжи и мусор на российских курортах, сообщает пресс-служба ОП России. И дальше: основная часть жалоб (50%) поступила от туристов, которых не устроили инфраструктура и сервис. Около 30% обращений касались проблем, связанных с плохой работой авиаперевозчиков, отменой и задержкой рейсов. В основном, такие сообщения поступали из Москвы, Екатеринбурга, Санкт-Петербурга.Также граждане жаловались на грязные пляжи и мусор в городах. Большинство подобных обращений поступало от отдыхающих в Краснодарском крае (более 70%), в частности в Анапе, Геленджике и Сочи."Из Сочи поступали жалобы на плохую уборку номеров, недостаток чистоты в гостиницах, неприветливый персонал. Кто-то даже подчеркнул, что в их гостинице администратор не может "здравствуйте" сказать.
Вот вам и здрасьте!
Спасибо, Чемпионату мира по футболу по этим стереотипам он пробил точный пеналь
ти…
Мы чтим Кодекс.
Сочи нельзя не любить. Нельзя не любить гостей нашего Сочи. И если судьба занесла в город-курорт на постоянное или сезонное место жительства то, пообщайтесь с коренными местными аборигенами, которых с самого детства учили встречать гостей, любить их, холить (а не хаить) и лелеять, ибо они тратят в Сочи деньги, позволяя нам, сочинцам, покупать кубанские помидоры на ужин, участвуя в программе импортозамещения.
Лично я в качестве многокоренного жителя Сочи прошу «новых и временных сочинцев» соблюдать Кодекс жителей города-курорта, который специально принят в ответ на все эти разговоры о беспробудном хамстве «жителей сферы обслуживания». И было это еще задолго до Чемпионата мира по футболу FIFA 2018…
 Учите основополагающие принципа Кодекса жителя Сочи: «Я открыт для всех! Я понимаю и уважаю тех, кто не похож на меня. Я уважаю себя и тех, кто уважает Закон…»
Да, и чуть не забыл о поэтической ноте. Знаете, зачем каждое лето я перечитываю Владимира Владимировича (Маяковского)? Просто в одном из стихотворений у него есть замечательные слова, с которыми я бы обратился к ко всем сочинцам и дорогим гостям: «Уважаемые дяди и тети, скажите, сделайте одолжение - чего вы нос под автобус суете, чего вы прете против движения?» Краткий перевод на курортную прозу этих поэтических строк в разгаре пляжного курортного сезона я бы сделал такой: «Замечательные сочинцы и долгожданные гости курорта будьте взаимно вежливы!». Поверьте, все сочинцы понимают, что гость главный человек в нашем городе, наш кормилец и инвестор.
Среди коренных «сочинских аборигенов» не услышите никогда слова «понаехали». Услышите, другое: «Спасибо, что приехали!». Наша летняя зарплата год кормит, если, конечно, не посчастливилось трудиться в Красной Поляне…  
Ну вот такой получился мой монолог «сочинского аборигена». Надеюсь, он чуть лучше позволит понять менталитет местных жителей. Да, чуть не забыл о кофе. Обожаю этот напиток, однако, в присутствии гостей всегда заказываю чай.
Естественно, Краснодарский.
От этого «аборигенского монолога» Светлане Сергеевне стало немного не по себе, и даже не по себе много. Она тихо попросила Генчо:
- А, может, лучше про Лепса?
Генчо заулыбался:
- Да вы не обижайтесь. И правда – давайте о звездах…
История четвертая. ЗВЕЗДЫ ИЗ НАШЕГО ДВОРА.
Недавно в центре Сочи появился "Счастливчик". Необычную скульптуру, прообразом которой стал сочинец, солист группы «Иванушки International» » Андрей Григорьев-Аполлонов, установили на Платановой аллее. Металлический Андрей стоит на облаке и держит в левой руке облако с подсветкой, из которого в жаркое время суток струится пар. Работа выполнена по заказу друзей и поклонников популярного певца.
- Сочи - город для отдыха, город-аттракцион. И появление скульптуры, похожей на меня, это тоже своего рода аттракцион. Меня называют солнышком и говорят, что я приношу удачу, поэтому скульптуру можно потереть на счастье. Тому, кто приезжает сюда в поисках души, надо потереть грудь, с желанием поумнеть - голову, а для курортных романов - сами знаете что… Например, я потер все, кроме глаз, - поделился певец Андрей Григорьев-Аполлонов.

Веселое предложение артиста с радостью восприняли гости и жители Сочи, собравшиеся на торжественное открытие необычной скульптуры. Как и предложение Андрея Григорьева-Аполлонова установить в городе скульптуры остальным известным представителям шоу-бизнеса из Сочи.
- Стасу Михайлову предлагаю поставить скульптуру в Адлере, Михаилу Галустяну - в Завокзальном районе, а Григорию Лепсу - около гостиницы "Жемчужина". Я всем и всегда прививаю любовь к Сочи. Все свои посты в соцсетях и личные встречи я сопровождаю восторженными откликами и отзывами о родном городе, - предложил рыжий "Иванушка".
Кумир миллионов когда-то жил на сочинской улице Красноармейской

Да, может быть, предложение Андрея Григорьева-Аполлонова сбудется, и в Сочи появятся арт-объекты и других наших кумиров…

Лично я в далеком детстве почти дружил с Григорием Лепсом, ибо учился с ним в одной школе и жил в соседнем дворе.Естественно,  видел выступления Григория еще задолго до того, как он стал звездой российской эстрады. Это было в далекие семидесятые годы на танцевальных вечерах в средней школе №7…

Танцевали все! По субботам на танцы в нашу школу ходили толпамиВпрочем, это был поход даже «не на танцы», а на концерт - послушать как «на барабанах» композицию группы «"Pink Floyd"» исполняет ученик Григорий Лепсверидзе. Григорий и его команда неистово выдавали на школьных танцах тяжелый рок , а стекла актового зала сотрясались, приводя в восторг подрастающих мальчишек и девчонок. Советские школьники-школьницы, забывая про комсомольские поручения и присутствие классных руководителей, извивались в такт оглушительным барабанным ритмам. Трудно было поверить, что эта группа из параллельных классов разучила музыку, слушая «вражеское радио» Би-би-си и программу Севы Новгородцева. В семидесятых годах прошлого века записи настоящего "Pink Floyd" было почти не достать. А Григорий Лепсверидзе воспроизводил композиции по памяти на уровне оригинала. Юные комсомолки и даже отличницы были в восторге. А парни скупо восторгались настоящему тяжелому року в школьном зале:

- Лепс!!!

Не знаю, может быть, вместе со всеми восторгался и глава «Росатома» тогда еще школьник Сергей Кириенко, который тоже учился и примерно в это наше время в сочинской школе №7… 

Да, в школе и в родном дворе на сочинской улице Красноармейская, 12 Григория Лепсверидзе все называли просто и уважительно - Лепс. Еще бы! Кроме мастерского исполнения тяжелого рока Григорий для своих пел и тогда «запрещенные» песни Владимира Высоцкого, которого очень уважал и подрожал ему своей неподражаемой хрипотцой в голосе. Здорово пел!

Помню, в родном дворе у него было два лучших друга Томас Сванидзе и Григорий Петросян. Они вместе играли в футбол…

Не читал, сам видел, как Лепс часто репетировал новые композиции на лоджии своей квартиры. Как-то зашел в гости, и мы решили написать песню. С чего это? Дело в том, что в восьмом классе я написал сочинение в стихах про рабочего парня Вадика Еремина, который тоже жил в нашем дворе. Конечно, песню Лепс собирался делать не про рабочего, а про любовь. Помню, он дружил с девушкой по имени Наташа…

На балконе первого этажа стоял стул. На нем лежал мешок с песком. Лепс брал барабанные палочки и неистово выдавал ритм. В его руках палочек было почти не видно, они мелькали, как белые молнии. Ритм был тихий, но четкий. Спрашивать: почему Григорий не репетирует на настоящих барабанах, было бессмысленно. Представьте гнев соседей «от работы» на первом этаже ударной установки вокально-инструментального ансамбля.

После школы я больше не видел Лепса. Встречал Томаса Сванидзе и Гришу Петросяна из красноармейского двора Естественно, мы вспоминали Лепса, а когда Григорий давал в Сочи концерты, конечно, каждому из нас хотелось «зайти за кулисы» и просто сказать:

- Привет, Лепс!

К тому времени я стал журналистом. Четко знал, что «таких как мы «дворовых» друзей» у популярного человека с каждым годом становится все больше. Это как с бревном и Владимиром Ильичом Лениным, с которым после революции 17-го года сотни людей вместе «несли бревно» на субботнике. По мере роста популярности все больше людей с Лепсом «пили лимонад», многие «учились в одном классе», «жили по-соседству», «играли в футбол в одной дворовой команде». Ну а тут еще я с воспоминаниями «о своей песенке».

Не скрою пару раз я порывался на «Рождественские встречи «Роза Хутор», где Григорий Лепс в первые дни Нового года собирает своих друзей. Мы друзья не сегодняшнего дня, мы из детства. Словом, я понял, чего это ворошить старое, стыдливо объяснять охране звезды «о дискотеке в школе», про футбол и мешки с песком на балконе.

У каждого из нас давно абсолютно разный самый лучший день, а в детстве я, уверен, наши лучшие дни совпадали.

От такой новой волны рассказов Светлана получила звездно-солнечный удар. Надо было срочно охладиться.  Светлана вспомнила, что рядом с парком есть одноимённый пляж «Ривьера», и на дорожку попросила Генчо рассказать про этот пляж.
РИВЬЕРА»  BEACH
Если на этом  пляже вы были три года назад, то можете растеряться

Кто-то это помнит. Помните? В небольшой шторм на пляже «Ривьера» в море можно было заходить прямо с последней ступеньки лестницы  на пляж.  Я помню, я заходил…
В прошловековые семидесятые море год от года отбирала у пляжа его гальку и песок и, казалось, если море пойдет дальше, то волны начнут подниматься по лестнице и композиция «ныряльщик» и правда окажется под водой…
В последнее время я зачастил на пляж «Ривьера». Больно любопытно было понять, что» там делают за ограждениями» и какой пляж моего детства «Ривьера» предстанет в обновленном формате. На пляж не пускали, мотивируя запрет тем, чем в наше время  любые ограничения мотивируют.
- Можно на пляж?
- Не положено.
Теперь я понимаю, что отсутствие пляжных зевак во время карантина, позволили строителям в спокойной «самоизоляционной обстановке» превратить «Ривьеру» в пляж европейского уровня и даже шагнуть чуть дальше этого уровня. По внешнему виду точно.
Спускаюсь по лестнице. Ба – на берегу пальмы! Причем, деревья посадили не прямо на пляже, а как бы перед ним, на прогулочной улице. Пальм не много, но они сразу настраивают на то, что пляж в гармонии с живой природой, ибо деревья не пластмассовые как было на некоторых советских пляжах, а  живые. Наверное, грамотный уход за этими капризными растениями на таком пекле потребует в штате пляжа профессионального пальмоведа. Впрочем, при таком основательном подходе к реконструкции пляжной «Ривьеры», наверное, об этом позаботились…
Перед выходом на сам пляж, которые во многих местах стал песчаным, создан прогулочный променад. По нему можно дефилировать в белых штанах и смотреть на загорающих купальщиц. Тех, кто у самого моря будет видно плохо, ибо расстояние до первых волн впечатляет и наблюдение потребует бинокля в солнцезащитных очках.
Положительно и радикально решен вопрос с «переодевалками» (так мы говорили в детстве). Кабинок для облачения в плавки и обратно достаточно, чтобы соблюдать безопасную дистанцию между переодевающими. По-видимому, в новых раздевалках есть крючки длодежды, ибо на ребро раздевалок никто не вывешивает мокрые плавки и брюки, тем самым, создана умная система безопасности процесса переодевания. Никто не сопрёт ваши штанишки с внешней стороны раздевалки. Мелочь, а как важно! Вспоминаю 24  знакомых девушки, которые возвращались  домой в полотенцах…
Моя любимая пляжная «Ривьера» ожила. Расцвела. Задышала. Превратилась в «Ривьера»  beach.
А ведь это только первый этап реконструкции знакового сочинского пляжа. Наверное, после следующего этапа реконструкции старейшего пляжа Сочи, и я рискую этот пляж не узнать.  На этот раз я так залюбовался новым старым пляжем «Ривьера», что растерялся  и не совершил главное действо,  ради которого и пришел на пляж.
Я забыл искупаться в море.  

А потом на пляже наступил вечер.Вечером  море и пляж успокоились. Солнце нехотя опускается в море и закатные лучи не обжигают плечи и сметанные спины местных жителей. Сочинцы приходят на пляж вечерком. Кто открыть купальный сезон, кто-то снять стресс ласковыми и теплыми волнами…
Спрашиваю у белого человека:
- Открываете сезон?
- Да, пора бы. Искупаюсь, и пойду на пляжный концерт. А то сначала самоизоляция, а потом сразу море работы…
Не могу сказать, что ближе к вечеру пляж «Ривьера» пустеет. Утром, днем и еще солнечным вечером людей полно. «Ривьерский» берег моря так расширили, что берег моря как бы поделился на районы. Под вечер это особенно заметно. На песочной гальке еще загорают и купаются, дозагарают в очереди в  «переодевалки», а в двух шагах респектабельные люди гуляют на закате у моря в солидных  вечерних платьях и костюмах…
В очереди к перевоплощению увидел мужчину, который держал в руках упакованный солидный костюм.
- Вы ходите на пляж во фраке?
- Нет, на пляж я хожу в шелковых Бермудах. Просто сразу после моря иду на концерт и взял с собой костюм переодеться…
- Концерт в «Зимнем театре»,в «Фестивальном»? Вроде бы еще никаких звездных выступлений нет. Даже Лепс еще не приехал…
- На концерт я иду в амфитеатр на пляже…
Концертные выступления на закате прямо у морского берега одна из «ривьерских» новинок летнего сезона-2020.   Впрочем, это новое хорошо забытое старое. На заре основания пляжа «Ривьера» с видом закат солнца над морем давали театральные спектакли для уважаемой публики. Рядом был отель, и облачиться во фрак и котелок для вечернего концерта было просто. Теперь прихорашиваться, словно в гардеробной,  приходится  в пляжных кабинках для переодевания. Не потому ли в них вечные очереди на закате?
Идея концерта с видом на море впервые была воплощена в концертном зале «Фестивальный». Из зрительного  зала был виден морской горизонт и корабли, заходящие в порт. На пляже «Маяк» у «Фестивального» по  собирались люди, чтобы вечером послушать концерт, но увидеть эстрадных звезд было нельзя, только слушать и смотреть на звёзды…
В амфитеатре «Ривьера» артисты как на ладони. Все отлично видно,  слышно и бесплатно. Правда, надо успеть «переодеться во фрак», чтобы занять место в пляжном амфитеатре.  
Пока концерты на пляже дают только сочинские кавер-группы. Может быть, кого-нибудь из них заметит известный продюсер-меценат и пустит во всероссийскую раскрутку. Лепса и Стаса Михайлова заприметили, когда они выступали на сочинских сценах для узкого круга гостей популярных сочинских заведений. В новом амфитеатре пляжа «Ривьера» круг зрителей гораздо шире и, как вы поняли, среди гостей этих вечерних концертов, есть и успешные люди в дорогих костюмах.
Вечерний пляж. Концерт в амфитеатре «Ривьера» начался по расписанию. Солнце на закате было естественной подсветкой, а шорох вечерних волн дополнительными аплодисментами и аккомпониментом.
Что и говорить, не у многих артистов в ансамбле играет само море на закате солнца, которое «во втором отделении» заменяют яркие южные звезды над гостеприимным сочинским пляжем.


Генчо закончил рассказ и не закурил, ибо Сочи - это еще и "No smoking area", о чем у дорог установлены соответствующие знаки. В прямом переводе  "No smoking area"  - это "Зона для некурящих", которая очень кстати в зоне гостеприимства, где у моря царствует озон.


Продолжение non-stop


Читайте: "КУРОРТ" (Роман on-line). Чаcть II




рейтинг новости: 
КОММЕНТИРОВАТЬ
Популярный ролик
Что почитать